Химки. Новости

Яндекс.Погода

среда, 21 февраля

пасмурно-15 °C

Онлайн трансляция

Грабаровка

02 дек. 2014 г., 12:19

Просмотры: 1568


На НПО Энергомаш многие называют нашу вторую проходную  Грабаровской, хотя официальное название улицы  –  Заводская. Старое  название прижилось и не хочет уходить из обихода, оставаясь одним из немногих коренных топонимов в Химках. Слово «грабаровка» не обозначает «опасное место, где грабят на большой дороге». Грабарь означает  «землекоп». Почему так назвали одну из улиц города?

На НПО Энергомаш многие называют нашу вторую проходную  Грабаровской, хотя официальное название улицы  –  Заводская. Старое  название прижилось и не хочет уходить из обихода, оставаясь одним из немногих коренных топонимов в Химках. Слово «грабаровка» не обозначает «опасное место, где грабят на большой дороге». Грабарь означает  «землекоп». Почему так назвали одну из улиц города?

Здесь текла когда-то речка Химка…

Когда-то, лет 15 назад, я познакомилась с двумя старожилами поселка Старбеево, мужем и женой, приехала к ним  в гости и имела долгую интереснейшую беседу в их старом деревянном домике. Так вот, глава семьи рассказывал мне, как строили канал Москва-Волга.  Он был тогда подростком и хорошо запомнил, что всех деревенских жителей, у кого были в хозяйстве лошади, подрядили возить землю со стройки канала. Утром подводы грабарей выстраивались в очередь по дороге, которая тянулась от Старбеева  до берега будущего канала. Каналармейцы работали от зари до зари и на деревянных тачках с одним колесом вывозили накопанные  из глубины русла и выброшенные  наверх груды земли ближе к дороге и ссыпали в подводы. Они, наполненные грунтом, отъезжали, а на их место подваливали пустопорожние. Такая карусель  крутилась всегда во время строительства канала. Земляные работы вели заключенные, которые жили в бараках на берегу. Сам канал в районе Химок пролегал по руслу речки Химка,  которая вытекала из Ховрина и вилась по границе Москвы и области, уходя в Химки – тогда еще рабочий поселок. Сердобольные жители Старбеева и окрестных деревень брали с  собой на работу краюхи  хлеба, чтобы кормить несчастных строителей. По  рассказам  очевидцев, когда колонна зеков проходила мимо грабарских подвод, кто-нибудь из грабарей кидал хлеб в гущу заключенных, стараясь, чтобы конвоиры этого не заметили. Благодарные зеки быстро прятали его в свои полосатые робы. За смену  каналармейцы должны были выполнить норму  – вынуть  столько-то кубометров грунта. Если бригада ее не выполняла, то на их бараке вывешивали половую тряпку.

А если норма была выполнена или перевыполнена, то разрешалось установить красный флаг. Старожилы рассказали мне, что женские бригады располагались на правом берегу Химок, а мужские  – на левом. И поэтому оба берега всегда знали, как прошел день у соседей. Правда ли это? Или уже легенда? – Трудно сказать. Но бараки бывших строителей долго стояли по берегам канала, и последний был снесен в середине 90-х годов. К тому времени он был уже вросшим в землю одноэтажным строением, заросшим  крапивой в человеческий рост, которое стояло около школы № 7. Долгое время в нем располагалась поликлиника, а затем СМУ.

Грабари жалели зеков, потому что наблюдали их непосильный труд, и сами работали рядом, правда,  возвращаясь на ночь домой, а не в сырые, холодные бараки. Местные жители видели, сколько умерших  от истощения строителей  хоронят специальные команды неподалеку от стройки. Поселок, образовавшийся около железной дороги, назвали Грабаровским. Бараки стояли там до 60-х годов прошлого века, а затем были снесены. На их месте сейчас склады, терминалы, часть промзоны.

«А по бокам-то всё косточки русские…»

Как  и про бывшую Николаевскую железную дорогу (ныне Октябрьскую), про канал имени Москвы можно сказать словами поэта Николая Некрасова:

 А по бокам-то все косточки русские…

 Сколько их, Ванечка, знаешь ли ты?!

Как и проклятый царизм, советская власть совершенно не щадила строителей: заставляла их работать вручную, а жить впроголодь. Зато канал был построен в рекордные сроки  – за 4 года и 3 месяца. Местные жители, которые были очевидцами происходившего, и сами строители  уже перешли в мир иной, и только в рассказах, передающихся из уст в уста, живет в народе предание о строителях канала, о грабарях, о надзирателях.

Про строительство  канала много написано, особенно после перестройки, но мне посчастливилось получить устное свидетельство старожилки нашего города. Я разговорилась с ней, прогуливаясь  по берегу канала в парке имени Льва Толстого. Она рассказала мне, что в 1935 году в окрестностях  Химок пронесся слух о том, когда именно будет пущена вода по каналу Москва-Волга, и на пустынных, еще не поросших деревьями берегах собрались толпы народа в ожидании невиданного зрелища, в ожидании пуска. И вдруг все услышали странный гул, а дети закричали: «Смотрите, смотрите!»

Зрители повернули головы и увидели приближающийся вал воды. Шум был такой силы, что в нем потонули голоса людей. Вода неслась по сухому дну, наполняя русло бурными мутными потоками, и постепенно наполнила собой берега. Там, где раньше текла речка Химка, а потом четыре года шло методичное расширение и углубление ее русла, теперь плескалась вода. Все, кто наблюдал эту картину,  запомнили ее на всю жизнь. Так работа зеков и местных грабарей завершилась созданием канала глубиной до 15 метров.

Галина Красова